[an error occurred while processing this directive]

EUROVISION-KAZAKHSTAN www.mainhill.wallst.ru/eurovision/  

Back to main page Назад на главную страницу
Back to Eurovision Belarus Назад на Евровидение-Беларусь

Беларусь - основные претенденты

Янина Колас (Минский Курьер 19.09.2003)

Корриана: «На «Евровидении» смогу достойно представить нашу страну»

До «Евровидения-2004» осталось не так много времени. Многих занимает вопрос, кто из белорусских исполнителей поедет на этот конкурс, за кого мы будем болеть в мае следующего года. Имя счастливчика еще не определено. Существует лишь список претендентов на участие в «Евровидении-2004». Есть в нем и имя сегодняшней гостьи «МК» — певицы Коррианы
Она молода, деятельна, целеустремленна. Изучает китайский, свободно владеет английским.
А началось все в музыкальной школе: там пела в рок-группе «Новый век». Репертуар составляли песни зарубежных рок-кумиров. После окончания школы группа распалась и каждый пошел своей дорогой.
Поступив на филологический факультет Белорусского государственного университета Корриана узнала о существовании «Студии БГУ», о том, что композитор Леонид Ширин открывает молодые таланты. Рискнула, пошла на прослушивание.
— Помню, когда я приготовилась петь, Леонид вышел в коридор покурить. Услышав мой голос, он тут же возвратился, у него был изумленный взгляд, и сказал: «Все, спасибо, я сам хочу участвовать в этом проекте». Затем взял гитару, и мы стали импровизировать. Он только просил, чтобы я пела не останавливаясь.
Сценическое имя выбирали долго и мучительно. По этому поводу даже пересмотрели древнегреческую литературу. Афина, Персефона, Пенелопа… Нужно было определяться.
— Сидели мы как-то втроем (я, Леонид Ширин и Дмитрий Слабков — наш звукорежиссер) в машине. Была зима. Пока обсуждали, исписали запотевшие стекла всевозможными вариантами. Сначала хотели остановиться на имени Corra. Затем путем всяческих комбинаций и появилось Корриана.
В 2001 году была записана первая песня «Февраль», после чего началась настоящая эстафета: за год было записано более 30 композиций, появился первый альбом на английском языке. Причем все тексты к песням Корриана написала сама.
— Порой я даже сны вижу на английском. Не знаю, как описать те моменты, когда я пишу свои песни: это приходит откуда-то свыше. К сожалению, из-за нагрузки в вузе последние два года я не занималась языком. Но раньше довольно усердно изучала, у меня было какое-то рвение, страсть. Сейчас учу китайский, в этом году займусь итальянским и немецким.
Безусловно, Корриана поет песни и на русском языке. Тексты пишет все тот же Леонид Ширин. В планах — выпуск альбома. Однако пока Корриана не определилась со стилем своей музыки.
— Мне хочется найти что-то свое. Подобрать такое индивидуальное звучание, что если бы спела строчку в песне «Замыкая круг», то все бы сразу определили, что это спела Корриана. Пока же я в поисках себя.
На концерты с живым звуком Корриана теперь ездит в сопровождении музыкантов, на сцене она уже не одна. Это, по ее словам, дает возможность раскрыться до конца. Но создать группу еще не готова. Любит не только петь, но и слушать. Ей нравится творчество Нилса, Кирилла Слуки, групп «Нео», «Мантана», «Fan-C» и «Чехов». В людях уважает прежде всего индивидуальность.
После участия в ялтинском фестивале у Коррианы появилось желание вновь туда съездить и победить. Она мечтает покорить и еще одну вершину — попасть на конкурс «Евровидение».
— Мне нравится, что это конкурс песни, а не исполнителя. На победу мы вряд ли можем надеяться — пример тому яркие выступления наших коллег из России и Украины, которые, тем не менее, не смогли занять первое место. Но самое главное — это достойно представить нашу страну, заявить о себе на весь мир. У меня такое чувство, что я смогла бы это сделать.

Дмитрий ПОДБЕРЕЗСКИЙ

Состоявшийся в минувший четверг в столичном ДК им.Дзержинского концерт-презентация альбома "За ліхімі за марозамі" дуэта "Александра и Константин" не собрал и половины зала. Но концерт получился отличный! И сопровождала его информация, которая пока не вполне заслуживает доверия, что именно эти музыканты рассматриваются в числе претендентов на первое появление представителей Беларуси в конкурсе " Евровидения ". Концерт состоял из одного отделения.

Дуэт выступал в сопровождении трио "Арника", в которое входят опытнейшие музыканты: барабанщик Кирилл Шевандо, басист Александр Калиновский и гитарист Виктор "Малыш" Молчанов. По ходу действия на сцене появлялся и Игорь Ворошкевич с губной гармошкой, а также необъявленная скрипачка. Поначалу музыканты исполнили произведения из дебютного альбома и новые песни, созданные Константином Драпезо и Александрой Кирсановой на основе белорусского фольклора.

Это действительно оригинальные, интересные произведения, спетые Александрой, возможно, еще слегка утрированно, но очень убедительно и своеобразно. Пожалуй, впервые в ее вокальной манере присутствовало столь много от стилистики соул, что в отношении белорусской народной музыки воспринимается поначалу не вполне естественно. Но это всего лишь дело привычки. И никаких разговоров о каком-то глумлении над "спадчынай" быть не может. Разговор может идти о другом.

Я понимаю, что национальные политические элиты озабочены сегодня исключительно судьбами будущего страны. Я понимаю, что песня "Нас не догонят", показанная раз тридцать, делает из ее исполнителей чуть ли не идолов, хотя кроме этих слов этим идолам и сказать-то нечего. Но где все те, кто на каждом углу кричит о гибели белорусской культуры, ее ущемлении? Где все те "зубры" и "подзубрики", которые призывают слушать только белорусское?

Вам была предоставлена прекрасная возможность деньгами (цены на билеты - всего Byb 3-5 тысяч!) доказать, что слова не расходятся с делом. И - никого! Теперь Александра и Константин, которые, кстати, и не рассчитывали на аншлаг, могут позволить себе с полным на то правом держаться на расстоянии от всех тех, кто, вполне возможно, скоро поспешит навязать музыкантам свою дружбу и поддержку. А ведь повод для этого вроде как есть.

По информации из Министерства культуры, в ближайшем будущем Беларусь намерена впервые заявить о своем участии в не то чтобы престижном, а скорее, "шумном" конкурсе " Евровидения ". При этом дуэт "A&K" называется как один из кандидатов на участие. Правда, в этих слухах есть пока много непонятного. Насколько мне известно, проводит конкурс Европейский вещательный союз, то есть структура, объединяющая европейские теле- и радиоканалы, как помнится, государственной принадлежности.

Входит ли в эту структуру Беларусь - утверждать затрудняюсь, хотя еще в 1994 году группа "Палац" выступала на фестивале в Германии от имени нашего государственного радио. И организован тот фестиваль был именно EBU. Министерство же культуры к "Евровидению" вроде как никакого отношения иметь не может. Разве что выдвинуть своих претендентов на национальный отборочный тур. Но можно себе представить, кто поедет на конкурс от Беларуси, если это будет решаться исключительно руководством телевидения!

Так что вопросов здесь пока куда больше, чем ответов. Но слухи, как известно, на пустом месте не рождаются. И сольный концерт "A&K" - веское доказательство того, что коллектив состоялся и работает на вполне завидном уровне. И кто знает: возможно, уже очень скоро и не хватит билетов всем желающим попасть на концерт этих музыкантов в Минске.

Новые звезды. Знакомьтесь: Влада
©"Музыка ТуТ" Юрий ПАВЛЮК

- (вопрос с подвохом) Влада! Правда ли, что вы будете представлять Беларусь на Евровидении-2004?

- Кто, я? (взрыв эмоций). Если честно, то вы не первый, кто меня об этом спрашивает. Впервые я такую новость о себе услышала от знакомых на фестивале "Перекрестки Европы". Потом в телепередаче "5х5" зачитывали письма телезрителей, называвших предполагаемых кандидатов, и мне очень приятно было услышать в этом списке и свое имя. Но, честно говоря, я об этом всерьез еще не задумывалась. Хотя если поступит такое предложение, конечно же, не откажусь.

Путь открыт Минский Курьер

Инна Афанасьева, певица:
— Это здорово, что белорусские исполнители выходят на европейскую сцену, участвуют в столь престижном конкурсе. У меня есть новые песни, но принимать участие в отборе пока не собираюсь. Мне трудно судить, кто лучше всех смог бы представить Беларусь на «Евровидении». Достойных много.
Коррианна, певица:
— Новая песня у меня уже готова, так что я принимаю вызов. «Евровидение» — конкурс не исполнителей, а в первую очередь — песни. Поэтому определить достойнейшего можно лишь после прослушивания композиций. На мой взгляд, возможен и такой вариант: на конкурс едет один исполнитель, но с песней другого. Наша страна вряд ли займет первое место. Это как раз тот случай, когда важна не победа, а участие.
Дуэт «Александра и Константин», артисты Государственного концертного оркестра Беларуси:
— Конечно же, мы будем участвовать, хотя и не все условия конкурса нам подходят. Материал для новой песни уже готов, так что сейчас вовсю трудимся над аранжировкой композиции. На наш взгляд, достойно выступить на «Евровидении» могла бы певица Яна. Победит белорусский артист или не победит — это дело случая. Хотя наш представитель вполне может войти в десятку лучших.
Кирилл Слука, эстрадный исполнитель:
— У меня нет цели попасть на «Евровидение». Я не вокалист, а шоумен. Мне еще работать и работать над собой. И еще: я принципиально не буду петь на английском языке. Хотя… никогда не говори никогда. В этой жизни все возможно. А талантов в нашей стране очень много. На мой взгляд, наиболее подходящие кандидаты на роль представителя Беларуси на «Евровидении» — дуэт «Александра и Константин». Это исполнители европейского уровня, живая, своеобразная команда. Кроме того, группы «N.R.M.», «Палац» и знаменитые «Песняры» могли бы достойно представить Беларусь. Считаю, что шансы на победу у нас есть. Но, не стоит забывать, что это шоу-бизнес со своими жесткими законами.
Олег Хоменко, лидер группы «Палац»:
— Будет ли «Палац» участвовать в отборе — еще окончательно не решено. Необходимо определиться, нужно ли это нам самим. Но песню готовим. Замечательно, что «Белтелерадиокомпания» взялась за организацию участия Беларуси в конкурсе «Евровидения». Хотелось бы, чтобы национальному исполнителю оказали всемерную поддержку и помощь.
Достойные в нашей стране, безусловно, есть. Имен называть не буду. Причем представитель страны должен быть профессионалом, имеющим опыт выступления перед многотысячной аудиторией.
Шансы на победу Беларуси, на мой взгляд, минимальны. Даже если поедет сверхталантливый исполнитель. Всем нам знаком механизм «Евровидения». Жюри прекрасно владеет ситуацией в современной европейской культуре. Эти люди отслеживают актуальные тенденции, популярные направления. И их музыкальное мышление предопределено. Поэтому Беларуси очень сложно претендовать на призовые места.
К Евровидению готовы? Дмитрий ДРИГАЙЛО

Александр АКУЛИЧ, вице-президент продюсерского центра "Класс-Клуб ДК": - У нас нет такой группы как "Премьер-министр". Но из тех, условно говоря, пяти фамилий, которые в Беларуси на слуху, Инна Афанасьева выглядела бы, я считаю, наиболее достойно.
Виталий ТАМБОВ, заместитель директора клуба "Реактор": - Даже и не знаю. Может быть, Афанасьева, KRIWI могли бы, наверное, выступить там неплохо. А вообще, нам еще нужно расти хотя бы до уровня российских звезд - у них и шоу лучше, и костюмы, и балет.
Павел БАРАНОВСКИЙ, программный директор радио Unistar: - У нас шоу-бизнес совсем не развит, а те, кто, с позволения сказать, "сверкает", не вызывают у меня положительного отзыва о своем творчестве. Недавно мне, правда, принесли запись одной девушки из БГУ. Это очень интересно, но пока совсем не "раскручено". Зовут ее Карриана. Наверняка у нас есть несколько интересных молодых новых исполнителей, и мы сможем выглядеть достойно, если этим вопросом не займутся те, кто "двигает" ограниченный круг "своих" людей.
Александр ЗИМОВСКИЙ, заместитель председателя НГТРК: - Чтобы никого не обижать, на Евровидение от Беларуси должен ехать тот, кто станет лауреатом конкурса молодых исполнителей "Славянского базара в Витебске". Ведь это - самое "смотрибельное" культурное мероприятие в нашей стране. Какой-нибудь интересный молодой исполнитель. Мне кажется, это наиболее объективная позиция, так как само по себе определение лучшего исполнителя весьма субъективно.
Сергей КУЗИН, генеральный продюсер "Альфа-Радио": - У нас есть единственный сильный исполнитель - Валерий Дайнеко. Он, несомненно, сможет представить Беларусь достойно. У него сегодня отсутствует "европейский" репертуар, но за год можно создать такой хит. Дайнеко - исполнитель высочайшего уровня. Я слышал также дуэт "Александра и Константин". У него большой творческий потенциал, но ему надо потратиться на хорошую запись, чтобы хорошо "зазвучать".
Анна ГУРЬЕВА, солистка Национального академического театра оперы: - Я считаю, что пока на Евровидение от Беларуси не готов ехать никто. Те, кого мы обычно слушаем по радио и телевидению, до уровня этого конкурса не дотягивают. А вообще у нас в стране много голосистых. Так что не все так уж безнадежно.
УБАЧЫМ “ЕВРОВИДЕНИЕ”. Да пабачэння... Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

Лявон ВОЛЬСКИЙ: “ЭТИ ДЕНЬГИ ЛУЧШЕ ПОТРАТИТЬ НА ДРУГИЕ ЦЕЛИ”
СПРАВКА “БГ”.
Лявон Вольский родился в 1965г. в Минске в семье белорусских литераторов. В 1980г. окончил 8 классов средней школы и параллельно минскую художественную школу N1. В 1984г. закончил Минское художественное училище имени А.К.Глеба по специальности “преподаватель черчения и рисования”. В 1984-86гг. проходил с коллегами по коллективу срочную службу. Еще в 1982г. стал одним из основателей группы “Мроя” (вокал, клавишные, автор песен). После возвращения музыкантов из армии группа продолжила свое существование. В 1990г. в фирме “Мелодия” вышел альбом “28-я зорка”. После ряда альбомов в 1994г. “Мроя” была преобразована в группу N.R.M. в ее нынешнем составе. В 90-х участвовал в большинстве белорусских совместных проектов, включая “Народны альбом” (1996), “Сьвяты вечар” (2000), “Я нарадзiўся тут” (2001). С 2000г. основатель и лидер группы Zet. В 2002г. создал сольный проект “Крамбамбуля”. Обладатель главных призов на “Рок-коронациях” 1997 и 2001гг. в составе N.R.M. и 2002г. в составе проекта “Я нарадзiўся тут”.
- Что вы думаете о самой идее участия Беларуси в таком конкурсе?
- Это какие-то показушно-ненужные вещи из той же области, что и строительство громадной библиотеки или создание президентского оркестра при наличии прекрасного оркестра европейского уровня под управлением Михаила Финберга. Ведь в то же время у нас переживает очень тяжелые времена камерная и симфоническая музыка, а данная отрасль во всем мире поддерживается только государством. Насколько мне известно, на этот год выделено лишь $20 тыс. на закупку произведений 200 работающих в стране композиторов.
- А как относитесь к самому конкурсу “Евровидение”?
- Очень скептично. Для меня это то, без чего наша планета и дальше могла бы жить абсолютно спокойно. Как и у каждого фестиваля подобного рода, у него есть свои законы - жюри выбирает тех, кого нужно выбрать. Пустышка какая-то. Но раз он есть - пусть существует. Если у людей есть деньги - пусть тратят. Другое дело, что у нашей страны, мне кажется, денег нет. Их можно было бы потратить на совершенно другие цели.
- Кого бы вы назвали в числе претендентов на участие от Беларуси?
- Не вижу никаких кандидатур. У нас есть профессиональные исполнители попмузыки, но мне кажется, что это вряд ли “прозвучит”. Взять Дайнеко или Афанасьеву - т.н. “гвардию”. Мне кажется, их время в какой-то степени прошло, потому что с одними вокальными данными и опытом сейчас очень тяжело пробиться. Нужно быть адекватным времени. С другой стороны, “Краски” тоже не подойдут - это совсем другой формат. Все-таки, это конкурс сладкой поп-музыки для взрослых. Хотя теоретически какие-то варианты всегда есть. Скажем, на фестивале “На перекрестках Европы” была одна молодая дама, которая неплохо пела поп-блюзы.
Главная проблема в том, что, несмотря на территориальное присутствие в Европе, мы от нее сильно оторваны. Та же Россия, судя по выступлениям на “Евровидении”, по сравнению с нами больше в Европе, не говоря уже о Латвии и Литве. Тот же “Премьер-министр” или “Мумий Тролль” смотрелись там слабовато, но не провально. С другой стороны, это проблема положения отечественной музыки. Мы живем в чужом информационном поле. У нас десять российских теле- и радиоканалов, которые крутят свою и западную музыку. Еще у нас есть два-три канала, которые передают то же, что и россияне, называя это отечественным телевидением. У нас выступают тридцать раскрученных исполнителей из России и кто-нибудь один из наших, на которого, в принципе, никто не идет. Наши исполнители просто не доходят до публики.
- Это неудивительно при отсутствии внимания к отечественной музыке со стороны того же радио...
- Да, FM-станции совсем не занимаются белорусскими исполнителями. На госрадио отечественная музыка звучит только в отдельных программах, в то время как в других странах соотношение отечественной и иностранной музыки примерно 50 на 50. В конце 80-х польское радио крутило западную музыку вместе с легендарными Ladypunk и др., которые привели к возникновению “Бонды” и других белорусских групп. В Эстонии в 1981г. крутили по радио AC/DC “Back In Black” вместе с “Рок-Отель”, Иво Линна и другими своими исполнителями. Разумеется, я слушал их ради “тяжелых” команд, но волей-неволей слышал и эстонцев. Это сохраняется до сих пор. У нас же такого и в помине нет.
- Почему?
- Во-первых, белорусское самоуничижение. Во вторых, белорусский внутренний цензор. Белорусскоязычную музыку крутить нельзя, потому что не дай Бог что-нибудь случится, оппозиция какая-то. Отечественную русскоязычную музыку крутить нельзя, потому что незачем поддерживать эту местечковую культуру - всё равно она хуже, чем московская. Доходит до того, что наши радийные ди-джеи говорят: “А сейчас давайте послушаем что-нибудь из отечественной музыки. Группа “Мумий Тролль”. Это же не просто так.
- Но ведь творить виртуально невозможно. Артисту нужна публика…
- Особенно это важно именно для поп-музыкантов. Если рок как музыка социального протеста может всю жизнь провести в подполье и от этого только станет лучше, то попса должна жить с блеском. Ей нужны “мерседесы”, золото-брильянты. И чтобы культура или музыка как ее часть жила, в нее надо вкладывать деньги. А у нас же сейчас приоритеты - спорт, милиция, оборонный потенциал.

Олег ЕЛИСЕЕНКОВ: “ЕВРОВИДЕНИЕ” - ЭТО ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ”
СПРАВКА “БГ”.
Олег Елисеенков родился в 1958г. в Спас-Деменске (Калужская область, Россия) в семье музыканта и учительницы. Вырос в Молодечно. Отец был одним из основателей местного музыкального училища и учителем Юрия Антонова. В 1973г. окончил училище по специальности “теория музыки”. Участвовал в первых местных рок-группах. В 1982г. окончил консерваторию, где учился у Дмитрия Смольского, по специальности “композитор”. В 1982-84 гг. проходил службу в армии. В 1986г. закончил аспирантуру. С 1986 по 1987 гг. - преподаватель аранжировки на кафедре эстрады минского Института культуры. Среди выпускников - основатели группы “Палац” Олег Хоменко и Юрий Выдронок, гитарист Сергей Антишин и др. С конца 80-х до середины 90-х - руководитель конкурса молодых исполнителей “Зорная ростань”. С 1997 по 2002 гг. - главный редактор музыкальных программ Белорусского телевидения. С 1982г. - член Союза композиторов БССР, где начинал как классический композитор. С 1987г. - эстрадный автор. В 90-х начал выступать соло. Среди исполнителей его песен Александр Солодуха, “Сябры”, Алеся, Ядвига Поплавская и Александр Тиханович, “Песняры” и др.
- Что вы думаете о самой идее участия Беларуси в конкурсе?
- Нельзя сказать, что это “хорошая идея”. Просто это так же нормально, как участие Беларуси в Олимпиадах и чемпионатах мира по разным видам спорта. Контакты с “Евровидением” начинались при моем участии, когда я еще работал на БТ. Ассоциация европейских вещателей, которая занимается конкурсом, проводит большое количество других акций, просто этот наиболее раскрученный.
- Какая, на ваш взгляд, может быть польза от участия Беларуси в “Евровидении”?
- Прежде всего это дает тем же жителям Германии возможность узнать или по-хорошему напомнить им о том, что есть такая страна Беларусь. Во-вторых, для чего эти союзы? Для того чтобы быть интегрированными в европейскую жизнь. Если мы хотим считать себя частью Европы, то это наша возможность в данной конкретной сфере наладить какое-то общение. Хотя здесь большое количество “но” - профессиональных и многих других.
- Каковы потенциальные шансы нашей страны и ее участника?
- В музыкальной среде вопрос, как бы мы выглядели на “Евровидении”, обсуждается уже достаточно давно. Особенно в последние годы, когда активизировались Россия и страны Балтии. Думаю, что все получится, но сначала мы обязательно наступим на несколько “грабель”. Во-первых, люди почему-то ошибочно воспринимают конкурс как соревнование певцов. “Евровидение” - это соревнование песен или даже композиторов. Для участия в нем хватит умеющего петь актера. Приведу пример. В середине 80-х большим успехом пользовалась песня “На недельку до второго” в исполнении Игоря Скляра. Ну какой он певец? Она была бы шлягером, даже если бы ее спел любой другой артист. Получив эту песню, Скляр выиграл условный конкурс, аналогичный “Евровидению”. Ведь он покорил примерно ту же аудиторию - завсегдатаев кабаков среднего уровня и домохозяек. Только в случае Скляра это была советская аудитория, а в случае “Евровидения” - европейская.
Второе - сама песня. Тут нужно вспомнить поговорку “Что русскому хорошо, то немцу смерть”. Я бы только ее перефразировал - “Что для “Песни года” хорошо, то для “Евровидения” - смерть”. Любой потенциальный шлягер для аудитории бывшего Союза обречен на провал в Европе. Россияне это поняли достаточно быстро и после провалов Киркорова и Пугачевой начали делать композиции в формате европейского песенного мышления. В этом смысле самым ярким примером была Алсу, для которой песня была написана европейскими авторами. Показательным же был пример группы “Премьер-министр”, у которой песня была сделана в европейской манере, но лишь наполовину. Проблема была в несоответствии припева и запева - припев европейский, а запев в лучших традициях совковой попсы. Так что оптимальной для “Евровидения” следует считать песню, которую наша публика примет прохладно.
- По силам ли Беларуси обеспечить своего исполнителя качественной аранжировкой и записью?
- По силам. Вы переоцениваете значение “Евровидения”. Это хорошо “упакованный” конкурс, а по качественному отношению это та же “Зорная ростань”. Когда я смотрел трансляции, то мне казалось, что какие-то исполнители не прошли бы в финал “Зорнай ростанi” просто по своему исполнительскому уровню. К тому же среди претендентов на участие в “Евровидении” от Беларуси непременно будут бывшие участники “Зорнай ростанi”. И это будут явные претенденты, потому что в программе нашего конкурса было исполнение одной белорусской песни и одного европейского шлягера. Многие участники “Ростанi” сейчас работают за рубежом, где поют в ресторанах.
- Кто именно мог бы представлять Беларусь на “Евровидении”?
- Смею сказать, что я, наверное, первый, кто произнесет это имя. Данный исполнитель в случае участия практически точно будет в первой десятке. Более того, считаю, что этот исполнитель абсолютно способен претендовать на высшие места на “Евровидении”, потому что, на мой взгляд, он и люди, которые с ним работают, владеют необходимой информацией и способны сделать так, чтобы первое появление Беларуси на данном конкурсе было заметным и, может, даже сенсационным. После большой паузы называю фамилию - Алена Свиридова. Вопрос только в ее паспортной принадлежности. Насколько я знаю, у нее до сих пор белорусский паспорт. Думаю, это самый сильный и верный из возможных вариантов. К тому же мне кажется, что и для нее это был бы хороший шанс для чего-то большего. Ведь, как показывает практика, участие в “Евровидении” не только позволяет получить какие-то предложения из-за рубежа, но и усиливает позиции на внутреннем рынке.
- Многие ставят под сомнение успешное выступление на “Евровидении” из-за ситуации с отечественной популярной музыкой.
- Это мало влияет на участие в конкурсе. Есть люди, которые занимаются в эстрадных студиях, дома и т.д. Опять же меня убедила в этом “Зорная ростань”. Мы тогда ездили по всей Беларуси, нам приводили людей из всех райцентров, и я порой удивлялся, когда неизвестно откуда привозили совершенно блестящих исполнителей. Вспомнить первую белорусскую победительницу фестиваля “Славянский базар в Витебске” Марину Желудеву из Орши. Когда я ее услышал, у меня просто мурашки по коже пошли. Она пела на английском одну из песен Мадонны и делала это, на мой взгляд, гораздо лучше оригинала. Это была сенсация. Это самородок. И таких талантов много.
- Насколько вас беспокоит доминирование зарубежных исполнителей на белорусском гастрольном и аудиорынке? Может, это важнее?
- Шоу-бизнес - это вид бизнеса, и поэтому он связан с какими-то правилами ведения бизнеса. И сегодняшняя ситуация - это лишь констатация того, что российский бизнес, включая шоу-индустрию, именно настолько сильнее нашего и очень сильно его теснит. На вопрос же о том, как сформировать свой рынок, ответить не могу: я все-таки музыкант, а не бизнесмен.
- Вам не кажется странным, что страна может защищать свой рынок от засилья чужого пива, но не находит возможным защищать его от сложившегося по разным причинам, засилья чужой музыки?
- Да, у нас этот вид бизнеса не защищен, и мне кажется, что его нужно защищать, если государство хочет его как-то развить. Но нынешняя ситуация связана с информационной политикой, с тем, что нас накрывает сеть российского ТВ и радио. В этой ситуации я не знаю, как защитить белорусскую популярную музыку. Коммерческие радиостанции крутят то, что уже раскручено, что продается. Почему? Я разговаривал с продюсерами FM-станций, и они говорят, что боятся, что во время звучания новой песни от них на другую станцию уйдет какой-нибудь слушатель. А рисковать никто не хочет. В России все идет через клип, так что радиостанции не очень-то рискуют. Но несмотря на это, минские станции все же иногда решаются на коммерческий риск и ставят белорусские записи.
- Но как можно получить раскрученного белорусского исполнителя, если другого пути, кроме радиостанций, не остается: клипы денег немалых стоят, телеканалов мало?
- Зачастую не хватает вложений в музыку. Слабое качество записи, продвижение товара на рынок. Мало частного сектора в этой сфере, а чем больше его будет, тем больше будет и записей, и музыки, и качества.